Меньшиков в Берёзове. 1883

Василий Суриков. Часть 2

История создания наиболее известных шедевров

Утро стрелецкой казни. 1881

Утро стрелецкой казни. 1881

В 1881 году свет увидела первая из этих могучих картин — «Утро стрелецкой казни», представленная зрителю на IX передвижной выставке. На полотне показаны последние минуты до начала казни выступивших против Петра I на стороне царевны Софьи стрельцов. Это произошло в 1698 году, и художник словно совершает прорыв в то время, когда реальное событие имело место. В этом Суриков был «первопроходцем» среди художников, создающих картины на исторические темы. Его непревзойдённая живопись полна жизни, напряжённости конфликта и художественной красоты. В сюжете картины совершенно отсутствует академическая театрализованность, свойственная историческим полотнам некоторых других авторов. В сложнейшей многоцветной композиции, включающей множество персонажей, чётко прослеживается противостояние двух непримиримых сторон. Стрельцы — как представители московской Руси, «почвы» — могучие, но обречённые. И петровские реформы, государство, им созданное — как неодолимая, упорядоченная сила. Это настоящее масштабное произведение, в котором видна трагедия народной судьбы на одном из поворотов истории, при создании которого уже полностью даёт о себе знать мощное дарование автора к воплощению помимо образа, ещё и духа исторических событий, их внутренней энергетики. Не случайно Сурикова называют «живописцем-симфонистом», «художником щекспировских страстей». В том же 1881-м художник делает первый эскиз к картине «Боярыня Морозова», написанной позднее. Следует отметить, что среди ценителей старинных картин на современном рынке антиквариата весьма ценятся немногие сохранившиеся черновые наброски Сурикова.

Меньшиков в Берёзове. 1883

Меньшиков в Берёзове. 1883

В 1883 году закончено полотно «Меньшиков в Берёзове», темой которого послужила ссылка Александра Даниловича Меньшикова, одного из соратников Петра I, наиболее приближенного к нему при жизни и низвергнутого после смерти царя. Занимавший в годы правления Петра Великого высочайшее государственное положение, Меньшиков вместе с семьёй был отправлен в Сибирь, когда покровителя не стало. На картине Сурикова зрителю представлен бывший государственный муж в условиях тесной бревенчатой избушки, с убогой обстановкой которой так сильно контрастируют одежды дочерей Меньшикова, сохранившие остатки былой роскоши. Таким сопоставлением автор демонстрирует былое величие князя, сменившееся беспомощностью и опалой. На картине, действие которой происходит уже не в центре России, где нет той массовости действующих лиц (всего четыре персонажа), тем не менее присутствует масштабность исторической живописи, свойственная всем суриковским произведениям.

«Боярыня Морозова» (1887)

Боярыня Морозова. 1887

Боярыня Морозова. 1887

«Боярыня Морозова» (1887) стала следующим масштабным полотном художника, основная работа над которым была начата в 1884 году — создавались эскизы, этюды, написанные во множестве (это свойственно суриковской методике, почерпнутой им у А. Иванова, которого он весьма почитал). Сюжет картины относится к 17 веку. Это реальный эпизод из жизни Федосьи Прокопьевны Морозовой, верной сподвижницы опального протопопа Аввакума. Раскольницу перед заключением в земляную тюрьму, где её ждёт медленная смерть, провозят «на позорище» по улицам Москвы на телеге. Обречённая, но не сломленная, боярыня в исступлении возносит над собой двоеперстие — символ «старой» веры. Этим жестом она призывает народ держаться той веры, в которой веками жила Русь. На картине мы видим закованную в цепи женщину, обладающую немалой силой духа, но беспомощную перед своей судьбой, которую она встречает достойно, не трепеща, а проклиная своих мучителей — сторонников никонианской реформы. Стоящая по обе стороны дороги толпа включает в себя множество различных типажей из народа. Люди равнодушные, сочувствующие (тайно или открыто), смеющиеся или издевающиеся — все они символизируют собой ту или иную черту народного характера, полного противоречий и диаметральных противоположностей. Здесь нет статистов, на полотне бушуют страсти, свойственные живым людям, обладающим душой и собственными помыслами. Сурикову удалось передать пестроту старинных одеяний со всевозможной точностью, уловить движение толпы, изобразить атмосферу морозного зимнего дня (почти как у импрессионистов), и в тоже время «остановить мгновенье», включившее в себя все характерные для русской истории отношения и особенности.