«России, Ослам и Другим» (1911), старинная живопись

Марк Шагал и русские авангардисты

«России, Ослам и Другим» (1911), старинная живопись

«России, Ослам и Другим» (1911), старинная живопись

В Канаде прошла выставка «Шагал и русский авангард», которая включала в себя 118 работ русских художников-авангардистов. Художественная галерея Онтарио представила работы Марка Шагала, Казимира Малевича, Василия Кандинского, Натальи Гончаровой, Лазаря Лисицкого, Осипа Цадкина, Михаила Ларионова, Александра Архипенко и других представителей русского авангарда, имеющих спрос на современном рынке антиквариата. Это направление в искусстве в свое время оказало влияние на модернизм, причем не только в России, но и в Европе. Картины предоставлены Musee National d’Art Moderne в Париже.

Главная роль в экспозиции была отведена произведениям Марка Шагала. Выдающийся художник-авангардист (в том числе и театральный) также занимался витражами и росписью. Выставка включала в себя и произведения его соратников, с которыми художника связывали профессиональные и дружеские отношения. Марк Шагал проходил обучение вместе с Лисицким и Цадкиным. Их преподавателем был Пэн, учившийся у самого Репина. Малевич и Лисицкий получили от Шагала приглашение поработать в Витебской Художественной школе. А Гончарова и Ларионов были единомышленниками живописца, заинтересовавшегося футуризмом и фовизмом. Когда Шагалу пришлось покинуть Россию, он сблизился с другими художниками-эмигрантами: Кандинским, Явленским, Пуни. Работы Шагала и Кандинского выставлялись на одних выставках. Творцов связывала долгая дружба и взаимное уважение. По прошествии многих лет Шагал назвал Кандинского самым популярным художником из России. Надо сказать, что коллекционеры со всего мира действительно предпочитают купить антикварную живопись именно Кандинского.

Движение авангардистов зародилось в начале ХХ века. Это было время перемен, что должным образом отразилось и в искусстве. В этот сложный исторический период молодые художники берут на вооружение этнические мотивы, возвращаясь к исконным корням. Шагал не остается в стороне от этих умонастроений: он пробует себя в лубке, пишет иконы. Но подлинный источник вдохновения он находит в своей национальности и подсознании, в витебском укладе жизни. Его мировоззрение было сформировано классическим образованием хасидов, базирующимся на духовных книгах (Зохар и Талмуд).

Антикварные картины художников-авангардистов

Экспозиция демонстрирует общность интересов и судеб русских художников-авангардистов. Как правило, все они проходили стажировку во Франции и Германии, получая очное представление о самых новых тенденциях мира искусства, а затем возвращались на родину, чтобы заняться творчеством вплотную. У каждого поколения художников существуют свои авторитеты, это знают все ценители антикварной живописи. Для русских авангардистов это были Сезанн и Матисс. Однако французские мотивы стали для новой плеяды художников лишь толчком, который помог им выработать собственный стиль. Работы русских авангардистов являются новаторскими по своей сути и предопределяют развитие модернизма. Допустим, уникальное творчество Михаила Ларионова, который немало сделал для русского авангарда. Он создал несколько художественных организаций, устраивал выставки. Приехав из столицы Франции в Россию, представил выставку «Золотое руно», содержащую не только работы Матисса, Брака, Гогена, но и русских художников: Шагала, Кандинского, Татлина. В 1913 году Ларионов и Гончарова дают начало новому течению, которое получило название районизм. А представитель беспредметного искусства Кандинский организует в Мюнхене союз «Синий всадник», реализовывая в западных условиях новаторские концепции.

Практически все русские авангардисты поддерживали идеи социалистической революции 1917 года. Они направили свою творческую энергию на служение народным интересам. Пророк русского авангарда Малевич организует в Витебске творческое объединение «Уновис», в которое вошли представители культуры пролетариата, и принимает участие в создании московского Государственного института художественной культуры. Стоит отметить, что вышеупомянутые художники причисляли себя к определенным течениям, иногда выступая их основателями. Но Шагал был вне классификаций. Он так и не примкнул ни к одному движению, хотя его работы сейчас в мире антиквариата называют модернизмом. Его оригинальные произведения представляют собой синтез еврейских культурных традиций и личностного подхода.

В 1906 году, закончив учебу в витебской школе Пэна, Шагал отправляется в Петербург, где продолжает свое образование еще четыре года. Среди его учителей был Леон Бакст, преподававший в Художественной школе Званцевой. Затем он переезжает во Францию, где обучается в академии La Palette, знакомится с парижскими авангардистами и Апполинером. Критик Андре Бретон считал Шагала предтечей сюрреализма. На канадской выставке демонстрируется его ранняя работа «России, Ослам и Другим» (1911), созданная в Париже. В ней уже видны все характерные черты Шагала: гротеск, искаженные фигуры, сильный контраст, фантасмагорические образы. Марк Шагал всегда использовал в своем творчестве личные мотивы, поэтому почти каждая его картина заключает в себе черты его родного Витебска, полюбившегося художнику Парижа и супруги Бэллы Розенфельд. Его муза появляется во многих работах мастера, например, в картине «Двойной портрет с бокалом вина» (1917-1918 гг.), которую можно было увидеть на канадской выставке. Творческий расцвет Шагала пришелся на 50-е и 60-е годы. Пикассо тогда говорил, что только Матисс и Шагал понимают в цвете.