23

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. Продолжение

23Человек, увлечённый собиранием антиквариата, со временем становится экспертом в той области искусства, предметы которой составляют его коллекцию. Мы продолжаем обзор творчества русского художника Петрова-Водкина.

«Купание красного коня»

В новом произведении акцент сместился с всадника на самого коня. Это уже не рыжий жеребец волжской породы, а скорее скакун Георгия Победоносца, пылающий алым цветом. Во всём полотне художник использовал сочетание цветов, присущее иконописи — охра, жёлтый и красный. Композиция приобрела статичность и стала уравновешенной. Образ огнекрасного коня, полного мощи — гениален. За всю жизнь Петрову-Водкину не удалось создать подобного. На коне утончённый подросток с отрешённым выражением лица, обнажённый и хрупкий. Он держится за это сильное животное, но не всостоянии сдержать его рвущуюся на свободу силу. Полотно стало пророческим. Оно теперь говорило не только о красоте природы, чудесных годах юности и простой радости бытия. На холсте выступил прообраз судьбы Отечества.

Картина создала вокруг себя шумиху. Она долгое время пользовалась большой популярностью. Приверженцы разных живописных школ и течений «снимали шляпы». Вокруг полотна не прекращались споры. Кто-нибудь обязательно высказывался о том, что не существует таких лошадей. Изображённому на полотне коню приписывали роль России, или Судьбы Отечества. И эту судьбу, эту страну не может удержать молодой наездник.
Илья Репин, ранее ругавший Петрова-Водкина и называвший его заигравшимся в эстетизм сапожником, был поражён «Купанием красного коня». Именитый живописец, потративший не менее часа на рассматривание картины, произнёс: «Да, этот художник талантлив!» Общее мнение о данном шедевре высказано критиком В. Дмитриевым: «…да вот же она та картина, которая нам нужна, которую мы ожидаем». Очевидно, во многих мыслящих людях того времени жило чувство тревоги. И Кузьме Сергеевичу удалось выразить это настроение с присущей хуоджнику ясностью и простотой.

Интересна судьба самого шедевра. Первый раз картина была представлена на суд зрителя в 1912 году на выставке, организованной «Миром искусства». Сообщество находилось в кризисном состоянии, и ему была необходима «новая кровь». Корифеи «Мира искусства» привлекли одарённых молодых художников, в противовес набирающему обороты авангардному течению, придерживающихся классического направления.
«Купание красного коня» висело прямо над входом в выставочный зал. Упомянутый ранее Дмитриев отмечал, что каждый увидевший полотно, воспринял его как знамя, которое могло стать центром объединения. Живописное произведение сыграло роль манифеста.

В 1914 году картина была показана в Швеции. В городе Мальмё весной проходила международная «Балтийская выставка». Петров-Водкин как участник выставки был удостоен медали и почётной грамоты, врученными лично королём Швеции. Из-за начавшейся Первой мировой, последовавшей затем революции и потрясшей Отчизну гражданской войны полотно долго не возвращалось в Россию, оставаясь в Швеции. Родина вновь увидела «Купание красного коня» лишь в 1950 году, вместе с другими работами Петрова-Водкина.
В 1953 году Марией Фёдоровной Петровой-Водкиной картина была передана ленинградскому коллекционеру К. Басевич. Восемь лет спустя эта известная собирательница антиквариата подарила полотно Третьяковской галерее.