Наталья Сергеевна Гончарова

Наталья Сергеевна Гончарова

Амазонка русского авангарда

Наталья Сергеевна Гончарова

Наталья Сергеевна Гончарова

Словосочетание «амазонки авангарда» стало популярно с легкой руки организаторов  выставок живописи русских художниц-авангардисток: Натальи Гончаровой, Александры Экстер, Ольги Розановой, Любови Поповой, Варвары Степановой и Надежды Удальцовой. Проходили выставки в крупнейших городах мира: Нью-Йорке, Венеции, Берлине, Бильбао, Лондоне, Москве. Инициатором и организатором серии выставок был фонд Гугенхейма. Произведения художниц вызвали большой интерес, ведь никогда ранее в истории мировой живописи такое значительное количество талантливейших женщин — художниц не сыграло настолько большой роли в формировании нового направления в искусстве. Современные антиквары высоко оценивает их произведения, а полотна Натальи Гончаровой и вовсе являются, наряду с полотнами Пикассо, самыми дорогими произведениями антикварной живописи.

Среди столь яркого созвездия художниц-авангардисток выделяется фигура Натальи Сергеевны Гончаровой. Она — правнучатая племянница супруги А. С. Пушкина — Наталии Гончаровой. Окончила Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Училась Гончарова на скульптурном отделении у преподавателя П. Трубецкого, а затем у К. Коровина, в его классе живописи. С ранней юности работы Натальи Гончаровой отличались яркой красочностью, декоративностью и стремлением к монументальности образов.

Этапы творческого пути и особенности стиля художницы

Строго говоря, амазонками и скифскими всадницами  созвездие художниц-авангардисток назвал Бенедикт Лившиц в своей книге «Полутороглазый стрелец», посвященной русскому авангарду. Эти эпитеты оказались удачными, поскольку, помимо всего прочего, вызывали ассоциации с древней культурой. Сила и мощь архаического искусства очень привлекала Наталью Гончарову. Её интерес к примитиву, лубку, ко многим видам народного творчества был своего рода антитезой урбанизации и всеобщей механизации. Она считала, что нужно не «следовать традиции», а «жить в традиции», так как живут в ней народные мастера.

Наталья Гончарова отдала дань увлечению кубизмом, футуризмом, но, прежде всего, она и её супруг Михаил Ларионов принадлежали к основателям русского примитивизма. Они создали свое направление в рамках абстракционизма — лучизм. Красочность, выразительность антикварной живописи Гончаровой делают её работы прекрасными образцами и воссоздания, и творческого переосмысления давних традиций.

Яркими и красочными Наталья Сергеевна изображала свои любимые мотивы: примитивный, близкий природе, крестьянский быт, древние могучие каменные идолы. Выразительными примерами такой живописи могут служить её работы «Крестьяне, собирающие виноград», «Идолы», «Уборка хлеба», «Мытье холста». К числу особенностей стиля художницы можно отнести использование плоских крупных цветовых пятен, обведенных четким контуром. Такая манера немного напоминает стиль Гогена, но это и не удивительно, его творчество вдохновляло многих художников-авангардистов.

Гончарова занималась также и книжной иллюстрацией. Она иллюстрировала «Слово о полку Игореве», произведения поэтов-футуристов, в частности поэму «Игра в аду» В. Хлебникова и Крученых.

Вместе с Михаилом Ларионовым Наталья Сергеевна принимала активное участие в выставках русских футуристов: «Мишень», «Бубновый валет», «Ослиный хвост» и других. С 1914 года она выполняет заказы С. П. Дягилева по оформлению спектакля «Золотой петушок» на музыку Н. А. Римского-Корсакова, а затем начинает постоянно работать как художник театра. В 1915 году Гончарова и Ларионов по приглашению Дягилева переезжают в Париж, во многом слава «Русских сезонов» — и их заслуга, как прекрасных театральных художников. С 1919 года Ларионов и Гончарова решают окончательно остаться в Париже

Произведения Натальи Гончаровой на рынке антиквариата

Судьба творческого наследия Натальи Гончаровой немного напоминает строки стихотворения её друга, поэтессы Марины Цветаевой, кстати, оставившей прекрасные воспоминания о Наталье Сергеевне:

Уборка хлеба

Уборка хлеба

«Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед»

Спустя много лет красота, мощь и своеобразие живописи художницы нашли множество поклонников. Действительно, сейчас на мировом рынке антиквариата именно работы Натальи Гончаровой ставят ценовые рекорды. Так, в 2010 году её работа «Испанка» на аукционе антиквариата Christie`s была приобретена за 6,4 миллиона фунтов. А в 2011 году за её картину «Московская улица» состоялось целое состязание покупателей, которое привело к четырехкратному росту цены относительно верхнего эстимейта. Цена русской старинной живописи поднялась с 1,5 миллиона долларов до 6,3. Для аукционного дома Sotheby’s такой результат можно считать лучшим на специализированных торгах произведениями русского искусства.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова

Зинаида Евгеньевна Серебрякова

Русское искусство «Серебряного века» сложно представить без творчества художницы, фамилия которой так созвучна названию этой замечательной эпохи. Зинаиду Евгеньевну называют одной из самых значительных художниц начала ХХ века, считают мастером европейского значения. Показателем популярности живописи Серебряковой на современном антикварном рынке может служить факт продажи её рисунка «Лежащая обнаженная» (1929 г.) на аукционе Sotheby`s в пять раз дороже заявленного эстимейта — за £1,072 млн.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова

Зинаида Евгеньевна Серебрякова

Правда, нужно отметить, что так ярко и успешно начавшаяся творческая жизнь художницы была впоследствии трудной, временами даже трагичной. Судьба, одарившая её красотой, талантом, прекрасной семьей, подвергла художницу серьезным испытаниям. На слишком сложное время пришелся расцвет творчества Зинаиды Серебряковой.
После выставки её работ в парижской галерее Шарпантье 1931 года один из критиков писал: «Серебрякова — не только своеобразнейший художник, в ней завершенный синтез русского искусства… Красота и правда. Правда и красота. Вне погони за требованиями моды и вне велений моментного успеха. Она чрезвычайно современна, но современность её неразрывно связана с вечностью. Духовно чувствуется её связь с истоками русской поэзии. И, кажется, что муза Пушкина благословляет её прекрасные полотна».

Но, к сожалению, в 30-е года ХХ века далеко не все так понимали ценность работ художницы. Её реалистическое искусство казалось тогда безнадежно устаревшим, в моде была живопись модернистов, а картины Серебряковой покупались чрезвычайно редко. «Всю зиму у меня нет работы, а на выставке не продано ни одной вещи», писала она в 1933 году Е. Е. Лансере. Ей пришлось пережить нужду, ощущение своей ненужности и забвения. С хозяином галереи Шарпантье за возможность экспонировать свои работы она расплачивалась собственными произведениями.

Время все расставляет на свои места, его можно считать лучшим художественным критиком. Сейчас появление на аукционах антикварной живописи Серебряковой считается настоящим событием, и её творчество оценено по достоинству.

Истоки творчества Зинаиды Серебряковой. Любовь к старинной живописи

Начало ХХ века было временем крушения всех устоев традиционного искусства, художники-модернисты провозгласили открытие нового языка живописи, нового искусства. Но наряду с авангардистами, были художники, трепетно сохранявшие и продолжавшие лучшие традиции мастеров прошлых лет. Поэтическую красоту живописи Боровиковского, Венецианова, Левицкого, Рокотова, А. Иванова совсем юной Зиночке Лансере раскрыл её дядя — Александр Николаевич Бенуа. Приемы письма этих первоклассных мастеров русской живописи Зинаида Серебрякова постигала с детства. Позже, когда у неё спрашивали, каких старых мастеров она особенно ценит, Зинаида Евгеньевна называла фамилии именно этих художников, особенно выделяя Венецианова. Традиции живописи Венецианова можно почувствовать во многих полотнах Серебряковой. Особенно в тех из них, где она писала сельский труд, крестьянок, пейзажи. Это такие полотна, как «Спящая крестьянка», «Беление холста», «Жатва».

Традиционность в лучшем смысле этого слова была у неё в крови. Ведь мать художницы происходила из знаменитого рода Бенуа, который дал русской культуре целый ряд великолепных мастеров искусств. Альберт Кавос — прадед Зинаиды Евгеньевны — был архитектором, он принимал участие в создании проекта здания Большого театра в Москве. Дед, также архитектор, был академиком, председателем Петербургского общества архитекторов. Дядя по матери — Александр Николаевич Бенуа — известнейший художник, историк искусства, создатель общества «Мир искусства». Отец Зинаиды Евгеньевны — талантливый скульптор Евгений Александрович Лансере. Кстати, на современном рынке антиквариата очень ценятся его малоформатные скульптуры, изображающие животных и сюжетные зарисовки быта народов Российской империи. В семье царила атмосфера любви и высокого искусства. Семья Лансере славилась примерами счастливых союзов, начиная от основателя рода обрусевших Лансере — французского офицера, раненого в России во время наполеоновских войн, влюбившегося в русскую аристократку, да так и оставшегося с ней. Братья Зинаиды Евгеньевны, как и она сама, с детства были увлечены живописью.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова. Жатва.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова. Жатва.

Первые творческие достижения

В конце 1909 года в Москве состоялась VII выставка Союза русских художников. На этой выставке были представлены несколько работ Зинаиды Серебряковой, среди них — автопортрет «За туалетом». Эта картина, словно бы излучающая радость жизни, сразу была замечена и отмечена критикой, как великолепное полотно. Автопортрет кажется работой, выполненной легко и быстро. Но за этой кажущейся легкостью скрывается большой труд. Ведь подобно старым мастерам, Зинаида Евгеньевна писала многослойно, четко прорабатывая детали и тщательно моделируя формы. Несколько работ дебютантки приобрела Третьяковская галерея. С выставки Союза русских художников началась известность Серебряковой. Александр Бенуа писал о её работах: «Все они поражают жизненностью, простотой и прирожденным мастерством. И все они веселые, бодрые и молодые». Любимыми темами для художницы были зарисовки быта крестьян, пейзажи, она большую часть времени года проводила в родовом имении Лансере «Нескучное» — недалеко от Харькова.

Революция и эмиграция в Париж

События октябрьской революции застали Зинаиду Евгеньевну в Харькове, она работала в археологическом музее. В 1919 г. случилось большое горе, скончался любимый муж, она осталась одна с четырьмя детьми и престарелой матерью. Наступает период трудностей и житейских невзгод. Серебрякова переезжает в Петербург. О Серебряковой этого периода времени вспоминает её подруга Л. Тесленко. Она писала, что глубокая внутренняя жизнь, которой жила художница, её внутренний мир создавал  обаяние такой силы, что противиться ему было просто невозможно. В Петербурге у Серебряковой появляется возможность бывать за кулисами Мариинского театра во время балетных спектаклей. Она создает целый цикл балетных композиций и портретов. Сейчас они считаются уникальными образцами антикварной живописи.

В 1924 году Серебрякова уезжает в Париж, ей удается получить заказ на декоративное панно. Её планам о скором возвращении в Россию не удалось сбыться, но впереди её ждал пусть и сложный, но все-таки богатый на творческие свершения период эмиграции. Значительную роль в жизни художницы парижского периода сыграл бельгийский барон Броуэр. Он очень ценил её живопись, финансировал творческую поездку Зинаиды Евгеньевны в Марокко, заказал Серебряковой ряд панно для своей виллы.

В мае 2012 года два из восьми панно для виллы Броуэра Мануар были выставлены на аукционных торгах Бонхамс в Лондоне. Названия панно: «Юриспруденция» и «Флора». Для рынка антиквариата это настоящее событие. Предварительная стоимость этих образцов русской антикварной живописи составляла 700,000-900,000 фунтов стерлингов. Однако пока эти работы не нашли своего покупателя.